Зинаиде Васильевне Харчевниковой 26 июня исполнится 90 лет. Ветеран Великой Отечественной войны, вдова ветерана, Зинаида Васильевна не пойдет в этом году на праздничные мероприятия, посвященные Дню Победы.
Ветеран ВОВ никак не может добиться получения жилья. Проживает почтенная женщина в «двушке» на Красной. В одной комнате (12 кв.м) – она с дочерью, в другой, побольше, семнадцатиметровой – внучка с зятем и двумя маленькими ребятишками двухлетней Настенькой и семилетним Феликсом. Балкона в квартире нет. Четыре поколения одной семьи живут в 44 кв. метрах общей площади хотя и дружно, но все же очень тесно. Малышам негде развернуться: Насте – побегать-поиграть, Феликсу – позаниматься. Зинаиде Васильевне — просто отдохнуть в тишине.

Она, конечно, не унывает, улыбается, ходит и до магазина, и на лавочке возле подъезда сидит.
«Но как же хочется хоть чуть-чуть пожить в хороших условиях, чтобы и не мешать молодым, и самой немного отдохнуть», — говорит, тщательно скрывая слёзы в морщинках глаз, немолодая женщина. Самая большая её мечта – однокомнатная квартира с балконом. Ветеран всё надеется, что Родина её не забыла, что руководство страны, обещая участникам
войны жилье, на самом деле заботится о них, а не просто «пиарится» на стариках.
О себе Зинаида Васильевна рассказывает неохотно. «Да что я, — говорит, — я чуть больше полутора лет воевала. Призвали меня уже в 1944, а в 1945 и война кончилась. Наша часть стояла в Краснодонске. Я, девчонка двадцатилетняя, и водителем была, и на посту стояла.
Вот муж у меня Харчевников Виктор Михайлович – тот всю войну прошел. Награжден орденами Красной Звезды, Красного Знамени, Отечественной войны ll степени, медалями и памятными знаками. Я с ним уже после войны познакомилась. Его многие в Солнечногорске знали. Работал он на заводе им. «Лепсе» до самой гибели. Погиб при пожаре на заводе в 1969 году. Хоронили всем городом.
Мы никогда от государства ничего не просили. Жили сначала в доме в деревне Загорье, потом дали нам комнатушку в бараке, ну а затем в «хрущевку» перебрались».


Теперь на склоне лет Зинаида Васильевна вот уже пять лет ходит по кабинетам чиновников со своими ходатайствами. Просит себе немного улучшить жизнь. Верит – раз президент, губернатор пообещали всем ветеранам помочь с жильем – то и её не забудут. Подает документы и как участник войны, и как вдова участника войны…
— Куда только не писала, — вздыхает бабушка. — Отвечают: «Вам по норме не положено». А какая у меня норма? 44,6 метра. Было на четверых, родилась внучка – стало на пятерых. Последнее письмо писала главе района, когда впятером уже прописаны были. На днях вот только ответ получила: опять, выходит, не положено мне.
Зинаида Васильевна протягивает письмо из администрации (исх. № 123-ЖУ от 14.03.2014 г.), подписанный начальником Жилищного управления О.Ю. Митрофановой: «Вам отказано в признании нуждающейся в улучшении жилищных условий, в связи с обеспеченностью учетной нормой площади жилого помещения».
— Так ведь раньше писали, что более десяти метров у нас на человека, -вздыхает женщина. — А теперь-то — меньше. Даже не объяснили ничего…
Разговорившись со старушкой, узнали, что устно чиновники ей говорили, раз у вас в собственности есть половина дома в Загорье, то и эта площадь учитывается при подсчете обеспеченностью жильём.
— Живите, говорят, там. А как же там жить-то? — спрашивает ветеран. — Там ни воды нет, ни отопления, печка старая, не топится, крыша протекает. Там и летом не проживешь, а как зимой?
Мы поехали посмотреть, что же это за хоромы такие, куда чиновники отсылают девяностолетнего ветерана жить? Посмотрели. Убедились, что жить нельзя.

2jKPCkQPecw
— Да вы вот посмотрите – крыша худая, небо просвечивает. Сестра помладше, она летом приезжает иногда. Так как дождь пойдет – кругом ведра ставит. Водопровода нет, колонка далеко, рамы старые, того и гляди вывалятся. Избушка-гнилушка, одним словом, отслужила свое, — бабушка как будто уговаривает нас поверить, что она не преувеличивает, что здесь действительно жить она не может… И что, когда мы убедимся в этом и расскажем об этом отказавшим ей в жилье чиновникам – они дадут долгожданное жильё…
Не будет этого. Отказали ей не потому, что не знают о том, что в избушке жить нельзя. Просто не пожелали вникнуть, обошлись бездушно. Даже не посоветовали ничего. А ведь выход, скорее всего, есть. Необходимо признать дом непригодным для постоянного проживания. Только и всего. А затем у бабушки-ветерана будет законное право претендовать на улучшение жилищных условий. Но на это надо время. А ветерану скоро 90 лет…
— Мне однажды чиновница сказала: «Что Вы всё ходите, просите? Мы со своим мужем сами себе квартиру покупали!». — Мне даже нехорошо стало от таких слов, обидно, как будто я что-то отнимаю или краду у кого-то, — плачет Зинаида Васильевна. – Я теперь уж и не пойду…
Свой девяностолетний юбилей Зинаида Харчевникова отметит в старенькой квартире. Возможно, поздравить её придут работники Администрации, будут говорить правильные слова, желать здоровья, благополучия, хорошего настроения и долгих лет жизни. А может быть, пришлют казённую открытку. Сути дела это не меняет. Отписки – это то, что нашим чиновникам удается лучше всего. Учат их этому специально, что ли?
В следующем году вся страна будет торжественно отмечать 70-ти летие Великой Победы. На всех уровнях власти говорят о том, что до этой знаменательной даты обеспечены жильем должны быть все нуждающиеся в этом ветераны ВОВ. Все «признанные нуждающимися». Наша Зинаида Васильевна местной властью таковой не признана. Кто ответит за это? И стоит ли ей надеяться на справедливость на районном уровне или лучше сразу обратиться к губернатору Подмосковья Андрею Воробьеву?

Данную статья является отрытым письмом в администрацию района. 

«Общее дело Подмосковья»