В 2017 году в отрасли агропромышленного комплекса России может произойти сильный спад, участники рынка ждут начала падения уже в конце этого года. Государство хотя и декларирует поддержку отрасли, в последние годы энергично сворачивает ее, причиной тому — резкий  рост административных барьеров, дорогие кредиты, снижение покупательского спроса населения. На фоне этих фактов инвестиционная привлекательность АПК резко снижается. Об этом сообщает dp.ru.

2015 год был для АПК исключительно удачным. Аграрии собрали 61,8 млн т пшеницы (против 59,7 млн в 2014–м), 33,6 млн т картофеля (на 15,9% больше среднего уровня за последние 5 лет, в 2014 году было 31,5 млн). Собран рекордный урожай овощей — 16,1 млн т (на 12,3% выше среднего пятилетнего уровня, в 2014–м — 15,5 млн). Скота и птицы на убой в живом весе произведено 13,4 млн т (плюс 4,2% к уровню 2014–го).

В итоге России удалось в прошлом году сократить затраты на закупки продуктов питания за рубежом почти вдвое по сравнению с 2014 годом — до $23 млрд. Однако эти успехи не должны вводить в заблуждение, предупреждает экс–глава Минсельхоза РФ, а ныне руководитель Международного независимого института аграрной политики Елена Скрынник. Сельское хозяйство — отрасль крайне инерционная. Рост производства в прошлом году — это результат проектов, которые были запущены в 2012–2013–м. В 2014–2015 годах новых инвестпроектов запускалось крайне мало: в Ленобласти в АПК в 2013 году было инвестировано 9,2 млрд рублей, в 2014–м — 7,3 млрд, в 2015–м — 6,4 млрд. В РФ вложения соответственно составили: 517 млрд, 510 млрд и 320 млрд рублей. «В будущем это аукнется», — уверен глава ГК «Агриконсалт» Андрей Голохвастов. Сейчас АПК развивается по инерции с нисходящим трендом, утверждает Скрынник. У инвесторов закончился потенциал, заложенный благодаря программам господдержки в 2009–2012 годы. Например, самые низкие кредитные ставки в мясном и молочном скотоводстве — 6–10% годовых (с учетом господдержки), в растениеводстве — 9–13%. «Расти в этих условиях невозможно, так как рентабельность в среднем по отрасли в несколько раз ниже», — резюмирует Елена Скрынник.

Предприниматели согласны с экс–министром. Эмбарго подтолкнуло отрасль к развитию, но кардинальных перемен пока не случилось, признает гендиректор ГК «Лосево» Эльдар Беглов. Кредиты недоступны, инфраструктура деревень оставляет желать лучшего, а кадры приходится самим доучивать. «Мы и не ожидали, что за пару лет все наладится, но судя по тому, что мы наблюдаем, это затянется надолго», — говорит Беглов.

«Мы в 2007 году купили первую свиноферму, в 2011–м построили новую, а в марте 2016–го собирались начать строительство третьей. Но не начнем, потому что с 2011 года количество административных барьеров выросло вчетверо», — рассказывает гендиректор компании «Идаванг Агро» Татьяна Шарыгина. Власти потребовали, чтобы компания два сезона проводила археологические раскопки на месте строительства — вдруг там обнаружится стоянка древнего человека. Минсельхоз перестал одобрять субсидированные кредиты. «Идаванг» со 2 июля 2015 года не может получить в Россельхозбанке кредит 200 млн рублей: банк шлет компании отписки, считает производитель, требуя исправить все новые недочеты в документации. «Ленэнерго» не согласовывает технические условия на присоединение к сетям. «Вроде все говорят: стройте. Но на самом деле всеми силами препятствуют этому. В итоге руки опускаются. Глядя на нас, те, кто тоже собирался строиться, отказываются от этой идеи», — сетует Шарыгина. Совладелец птицефабрики «Синявинская» Никита Мельников добавляет: никто не будет запускать новые проекты на кредиты коммерческих банков под 25%. Затраты на ведение бизнеса в АПК растут, отмечает он: корма в 2015 году подорожали на 60%, тарифы на электричество — на 31%, увеличились расходы на транспорт, технику и оборудование. При этом адекватно поднимать цены на продукцию производители не могут из–за падения покупательной способности населения. По данным исследования «Левада–центра», в конце 2015 года 58% россиян заявили, что экономят на продуктах питания, в конце 2014–го таких было 37%. Росстат подсчитал, что объемы розничной торговли за тот же период сократились на 10%.

Вложения в сельское хозяйство всегда долго окупались (в среднем 10 лет), а из–за падения реальных доходов населения (на 10% в 2015 году) это стало еще более проблематичным. «Раньше потребитель экономил на развлечениях и одежде, сейчас — на продуктах питания», — говорит Эльдар Беглов. В отрасль пришли непрофильные инвесторы, рассчитывавшие на быструю окупаемость благодаря эмбарго. Но они просчитались.

«Потребление падает, значит, будет падать и производство. В итоге в 2017 году мы не получим такого роста производства, как в 2015–м. А если ситуация будет развиваться так же, как в последнее время, то это приведет к падению всей отрасли», — признает Никита Мельников.