Фермер Джей Клоуз из США, обосновавшийся в подмосковной деревушке Мощницы Солнечногорского района, уже несколько лет делает здесь сыр. «Хипарь» в молодости, он родился в Нью-Йорке, проехал на байке от Москвы до Парижа, жил в Австралии, кормил крокодилов в Папуа-Новой Гвинее, работал в одном из лучших французских ресторанов, но по-настоящему «нашел себя» на сыроварне в России. Жители деревни уже привыкли, что возле дома Джея всегда туристы, ученики и местная детвора. Где еще можно попробовать настоящий чизкейк, швейцарское фондю, поиграть с козой по имени Боб Марли и потрепать корову Паранойю!

Корреспонденты портала «В Подмосковье» отправились на ферму Джея Клоуза и узнали, за что он так любит Россию, почему поселился в глухой деревне, и какой сыр лучше всего раскупают жители московского региона.

Почему остался в России

Фермер Джей из США
Джей встретил нас за платформой Головково у водоема. Из пикапа «Фольксваген» вышел фактурный американец в жилетке с надписью Beverly Hills и повез показывать нам коров.»Я из Нью-Йорка», — с гордостью говорит он, перекрикивая группу Motley Crue на «Rock FM».Американца знают все деревенские и давно воспринимают как своего. Местной знаменитостью его сделал проект «Lavka Lavka», где продают более 30 сортов оригинальных сыров фермера.Клоуз успел пожить и в Мексике, и в Англии, и поработать на крокодильей ферме в Папуа-Новой Гвинее, и поколесить по Испании, Италии, Германии и Австралии, и стать поваром во Франции.

«Когда жил в Париже, посетители русского ресторана попросили показать город», — вспоминает фермер. Гостями оказались Валентин Юдашкин, Андрей Кобзон и некоторые другие российские селебрити, добавляет он. Они-то и пригласили Джея посмотреть Москву и Петербург.

«Деньги были, но времени не было, но я все-таки приехал в начале 90-х годов. Не скажу, что мне понравилось, но захотелось узнать больше об этой стране», — рассказывает фермер.

Так сложилось, что после нескольких приездов Джей остался здесь навсегда. «Я жил почти во всех странах, кроме Африки, и везде мне было скучно, а в России уже 20 лет, и до сих пор не скучно», —  объясняет Джей.

Дурочка, Донна и Боб Марли

Фермер Джей из США
Пастбище фермера в минуте езды от станции. Здесь всего семь коров с нетипичными именами. «Донночка, вставай, please», — просит корову Джей на ломаном русском. Фермер признается, что говорить по-русски ему очень трудно.Пока Донна лениво лежит на траве, Джей идет за кормом, чтобы сдвинуть ее с места.У других животных имена более экзотические — Шоколадка, Паранойя и даже Дурочка. Бычка зовут Fridays, как друга Робинзона, отмечает Джей. Пока он погоняет коров в поисках удачного кадра, рассказывает, как назвал и своих коз – Сильвестр и Белоснежка, а также Боб Марли.

Доится у фермера только одна корова, поэтому сырье для продукции он закупает на других фермах. Впрочем, в молоке Джей знает толк. В Москве он много лет работал поваром в популярных заведениях «Жигули», «Джусто», «Папа Джонс», «От заката до рассвета», Chesterfield, «Коко Натс» и многих других.

«У них был один владелец, поэтому я совмещал работу в нескольких ресторанах, и могу выбрать мясо и молоко», — уточняет фермер.

История фермы

Бизнесом Клоуз заниматься никогда не хотел. После 17 лет работы в столичных ресторанах, он отправился работать поваром на теплоходе для иностранных туристов по маршруту Москва – Золотое кольцо и Москва – Санкт-Петербург.

 

«Я работал шесть месяцев без выходных, слушал экскурсии на английском об истории древних городов и решил, что природную панораму уже никогда не променяю ни на что», — вспоминает Джей.

Американец уехал за город, где стал строить дом, купил коров, а потом, когда молока стало почти 30 литров в день, он не знал, что с ним делать. Сначала варил сыр для себя и своих соседей, затем для ресторанов, в которых работал, а потом для популярных сетей органических продуктов.

«Lavka Lavka позвонили мне и сказали, что им нужно маленькое производство, которое делает сыр, и теперь я работаю больше, чем когда-либо», — с улыбкой говорит фермер.

Бизнес в России вести не выгодно, отмечает Джей. «Меня с самого начала все отговаривали, но людям нравится мой сыр, уже две книги исписали, поэтому я продолжаю это делать», — говорит фермер, показывая книги отзывов.

Сыр, от которого можно заплакать

Фермер Джей из США

«Сыр можно варить и из магазинного молока, но вкус и качество сыра будут уже не те», — отмечает Джей.

Сама сыроварня – с виду обычный деревенский домик, с собаками у входа, козами во дворе и небольшим огородом за домом. На первом этаже готовят сыр, а второй этаж жилой.

С порога Джей дает нам попробовать рокфор, приготовленный несколько дней назад, и приступает к работе. Следующий на очереди – сыр фета, который ему помогает готовить ученица Наталья, приехавшая из Липецка на обучение сыроварению.

«В день мы перерабатываем 200 литров молока, из которого получается 20 килограммов сыра», — рассказывает фермер.

В основе – разнообразные голландские рецепты, которые Джей дорабатывает и получает что-то оригинальное. Самые любимые виды сыров у жителей Москвы и Подмосковья – моцарелла, рокфор, гауда (простой и выдержанный), а также твердый сыр «итальянский сад» с валеными помидорами, рассказывает фермер.

Чтобы увидеть все многообразие сыров, идем в хранилище. Здесь при определенной температуре и влажности происходит выдержка сыров. На полках гауда и различные сыры с травами, рокфор и чеддер, а также сыры с необычными добавками – с листьями крапивы, черным перцем и укропом.

Сам Джей больше всего любит плавленый швейцарский сыр фондю – от вкуса этого сыра можно заплакать, утверждает фермер.

Волонтеры и ученики сыродела

К Джею приезжают учиться варить сыр не только друзья-экспаты, но и москвичи, петербуржцы и жители средней полосы России, мечтающие повторить опыт сыродела, а также бесшабашные иностранцы на волонтерских началах, которые помогают фермеру по хозяйству. Процесс приготовления сыра здесь идет непрерывно.

 

«Я сплю по несколько часов, затем встаю и переворачиваю сыр в соляном растворе или дою корову, а затем привозят новую партию молока, и процесс запускается заново», — рассказывает Джей.

Условия обучения вполне доступные. Можно приехать на один день, обучение без ночевки и обеда обойдется в 2,5 тысячи рублей, а можно остаться на мастер-класс с ночевкой (в доме три кровати) и отведать самый вкусный в окрестностях чизкейк, который готовит Джей.

«Способности у всех разные – кто-то даже градусник не умеет читать, а другие через неделю обучения уже сами мастер-классы дают», — рассказывает фермер.

Среди других программ – экскурсия на ферму за 1,5 тысячи рублей. Джей проведет гостей по ферме и огороду, покажет коров и козочек, угостит различными сортами сыра и расскажет массу впечатляющих историй. Для инвалидов фермер устраивает бесплатные экскурсии, а также 50% скидка для детей. Впрочем, местную детвору Джей привечает бесплатно.

Как бабушки спасут Россию

Фермер Джей и дети
Адаптироваться в России Джею было сложно. Язык до сих пор для него до конца непонятен.»Я приехал в 90-е годы, когда людям не платили зарплату, но они каждый день ходили на работу, и по вечером продавали еще что-то около метро. Зачем они продолжали работать, ведь там их даже не кормили…», — удивляется Джей.При этом его восхищает умение русских веселиться на пустом месте.

«Такая тяжелая история страны – Иван Грозный, русская революция, Великая Отечественная война и перестройка, а русские по-прежнему улыбаются из-за ничего», — делится впечатлениями американец.

По его словам, в Америке люди знают только свое конкретное дело, а в России, как правило, люди способны совмещать несколько разноплановых работ.

Во время беседы фермер много шутит и травит байки. Например, говорит, что больше всего в России любит коррупцию.

«Как ни странно в России мне больше всего нравится коррупция, в том смысле, что если тебе нужно что-то сделать, то всегда найдется человек, который знает человека, у которого есть знакомый и т. д., ни в одной стране мира так не получится», — восхищается Джей.

Когда он только переехал в Россию, его поразили люди, которые ловят машину на улице, и «бомбилы», которые на этом зарабатывают.

«Останавливаются все – и КАМАЗы, и легковые, и даже старый большой самосвал может вас довезти до Красной площади», — отмечает Джей.

Еще его поразили русские бабушки, которые все лето работают на подмосковных дачах, а к осени везут консервы в Москву.

«В Америке никто не знает, как выращивать овощи и фрукты. Американцы знают только фастфуд, как открыть коробку и съесть, и, если вдруг закроют супермаркет, люди умрут с голоду», — считает фермер.

Если отправить американских бабушек на дачу, то они не будут знать, что там делать, а в России, по его словам, «армии бабушек», которые в случае чего спасут страну от голода своими запасами, уверен Джей.

Россия стала для него домом уже после трех лет жизни в стране. По Америке Джей не ностальгирует. «Я ездил туда на две-три недели в середине 90-х, и думал, ну зачем я опять тут, здесь же я уже все видел», — вспоминает Джей.

Ольга Швенк