Черный нал

Понятие, получившее распространение среди российских предпринимателей постперестроечного периода. В широком смысле слова означает наличные деньги, денежную кассу предпринимательской фирмы, не учтенные в официальных документах, в бухгалтерских счетах, отчетных балансах, но используемые в предпринимательских операциях. Ч.н. представляет собой невидимую для официальных лиц денежную наличность, находящуюся в обороте, но не подвергающуюся налогообложению, учету и контролю со стороны, не проходящую по банковским счетам. В основном Ч.н. используется для взаимных расчетов наличными.

Можно ли работника привлечь к ответственности за неуплату налогов с «черной» зарплаты?

Неотъемлемыми элементами, установление которых требуется для привлечения к любому виду ответственности, являются противоправность поведения и вина.

В соответствии со ст. 106 НК РФ, налоговым правонарушением признается виновно совершенное противоправное (в нарушение законодательства о налогах и сборах) деяние (действие или бездействие) налогоплательщика, налогового агента и иных лиц, за которое налоговым кодексом установлена ответственность.

В последнее время нередко можно встретиться с мнением, что ответственности за получение «черной» или «серой» заработной платы опасаться следует, прежде всего, работнику.

Вместе с тем, такая точка зрения искажает реальное положение дел в законодательстве.

В соответствии со ст. 226 НК РФ, российские организации и индивидуальные предприниматели, а также обособленные подразделения иностранных организаций в Российской Федерации, от которых или в результате отношений с которыми налогоплательщик получил доходы, обязаны исчислить, удержать у налогоплательщика и уплатить сумму налога на доходы физических лиц.

Налоговые агенты обязаны удержать начисленную сумму налога непосредственно из доходов налогоплательщика при их фактической выплате.

Таким образом, прежде всего, обязанность по уплате налога с выплачиваемой работникам заработной платы возложена на работодателей.

Обязан ли работник исполнить эту обязанность в случае, если работодатель в нарушение своей обязанности налогового агента, налог с его зарплаты не удержал?

Действительно, в соответствии со ст. 228 НК РФ, физические лица, получающие доходы, при получении которых не был удержан налог налоговыми агентами, несут обязанность по самостоятельной уплате налога на доходы с сумм таких налогов. Однако! Такая обязанность возлагается на работника только при условии, что работник ЗНАЛ о том, что с выплаченной ему заработной платы работодателем не был уплачен налог.

Отсутствие вины лица в совершении налогового правонарушения, в соответствии со ст. 109 НК РФ, является обстоятельством, исключающим привлечение лица к ответственности за совершение налогового правонарушение.

Возлагая обязанность по уплате налога на работника, законодательство пытается охватить те ситуации, в которых работодатель, действующий добросовестно, по каким-либо причинам не смог удержать налог при выплате заработной платы. Как указано в Письме ФНС РФ от 16.07.2009 N 3-5-04/1040@ «О налогообложении доходов физических лиц», налоговый агент обязан в течение одного месяца с момента возникновения соответствующих обстоятельств письменно сообщить в налоговый орган по месту своего учета о невозможности удержать налог. В этом случае на основании подпункта 4 пункта 1 статьи 228 Кодекса обязанность по исчислению и уплате налога на доходы физических лиц возлагается на самих налогоплательщиков, которые обязаны представить в налоговый орган по месту своего учета соответствующую налоговую декларацию.

Насколько реальной является ситуация, в которой к конверту с «черной» заработной платой будет прилагаться уведомление работнику о том, что с указанных сумм налог на доходы физических лиц работодателем — налоговым агентом не удержан? А также сообщение в налоговую о том, что работникам была выплачена заработная плата, с которой работодателем не был удержан налог?

ТЕОРИЯ ПЕНСИЙ

Рассуждая о пенсиях, необходимо всегда иметь в виду, что эти деньги не берутся «из ниоткуда». Средства, направляемые социумом на поддержку своих пожилых членов посредством той или иной пенсионной системы, всегда являются изъятыми из текущего объема произведенных товаров и услуг (в денежном эквиваленте). Так, в США в 1935 году законом о социальном обеспечении, помимо собственно пенсий, было установлено введение дополнительного налога, как раз для наполнения пенсионного фонда, он составлял по 1% с работающего и с предпринимателя, с увеличением его на 0,5% ежегодно в течение трех лет. Более того, это правило работает и в отношении частных пенсионных фондов. Трудящийся, который каждый месяц отчисляет в свой пенсионный фонд некоторую сумму, теряет эти деньги, он не имеет к ним доступа, он имеет лишь обещание от фонда выплачивать их (с процентами), когда он выйдет на пенсию, а в настоящий момент из этих денег финансируется текущая операционная деятельность фонда, выплата денег текущим пенсионерам, формируется ликвидность, используемая фондом для инвестиций, и так далее.

Из этого самоочевидного, но не всеми учитываемого обстоятельства следует один далекоидущий вывод. С переводом ресурсов из нынешнего потребления трудящегося на потребление пенсионера у трудящегося, очевидно, их остается меньше. Отсюда следует, что это негативно влияет на развитие экономики: потребление пенсионеров отличается по своей структуре от потребления экономически активного населения, оно является более консервативным, условно говоря, пенсионеру нужны еда и лекарства, а не новый дом; мультипликатор от пенсионерских трат ниже мультипликатора от трат работающих. Но это не особо страшно – механизмы поддержания пожилых членов социума известны практически всем мировым культурам, за исключением тех, которые обитают в совсем уж суровых природных условиях; иначе говоря, люди живут с ними очень давно. Куда более опасной проблемой, укорененной в пенсиях, является ухудшение демографической ситуации.

В самой примитивной, но оттого не теряющей точности, формулировке эта проблема звучит так: «Зачем мне дети, если я все равно буду пенсию получать?» Действительно, всю человеческую историю стариков поддерживали дети: чем больше их родишь, поставишь на ноги (на что, как известно всякому родителю, требуется уйма сил и средств) и выведешь в люди, тем спокойнее и благополучнее будет старость. С введением государственных пенсий этот механизм засбоил, фактически сейчас ситуация такова, что выросшие дети выделяют деньги не только на своих пожилых родителей, но и на тех, которые детей на свет не произвели. Это приводит к повышению «пенсионного налога» – соответственно, с каждым очередным поколением денег у работающих остается все меньше и меньше, они меньше могут себе позволить, и не только товаров и услуг, но и детей тоже. Устойчивой на длительном промежутке времени такая система быть не может в принципе; социум, существующий по такой схеме, фактически, проедает свое будущее.

СТАТИСТИКА

В Германии с конца XVIII века по конец XIX века количество крещений на одно венчание (фактически, рождений на одну женщину) составляло в среднем 4,5 — 4,8. В 1889 году вводятся всеобщие пенсии. Уже к началу I Мировой войны это число падает до 3,8, в 1925 году составляет 2,2, в 1933 – 1,8 (хотя в этом падении следует винить, скорее, тяжелую экономическую ситуацию в Веймарской Германии). Благодаря мощнейшим мерам поддержки материнства и детства в III Рейхе этот показатель удалось довести до 2,5, что лишь немногим выше уровня простого воспроизводства населения. Во время войны он упал до 1,1, после войны держался до середины 1960-х годов на уровне 2,5, после чего резко пошел вниз, стабилизировавшись ныне возле 1,3.

Ситуация в США имеет свою специфику, но тоже сигнализирует о проблемах. В 1933 году количество рождений на одну женщину было 2,2, рухнув во время Великой Депресии. После войны в США начался на фоне народного ликования от победы подъем рождаемости, тот самый бэби-бум, совпавший с возникшей возможностью реализации «американской мечты» – дома в пригороде с машиной, именно к этому периоду относится рост численности таких пригородов, неразрывно связанный с именем Якова Левитта, наладившего производство дешевых модульных конвейерных домов, при помощи ипотеки доступных самому широкому кругу американцев. Поколение бэби-бумеров определяют как родившихся в период 1946-1961, их число оценивается примерно в 68 млн. человек, число детей в семьях тогда составляло порядка четырех. С прошлого года это поколение начало выходить на пенсию, что крайне тревожно оценивается американскими властями, поскольку из-за того, что сами бэби-бумеры такого количества детей не родили, наполненность пенсионных фондов снизилась, и что с этим делать, совершенно не понятно.

В СССР же рождаемость в 1933 году была на уровне 4,5 ребенка на женщину, и однозначно падать она начала как раз с началом 1960-х годов с введением в стране системы всеобщих пенсий. Оценивать ближайший послевоенный период в этом смысле крайне тяжело из-за огромных невосполнимых военных потерь среди мужчин.

ПОЛИТИКА 

Ситуация, однако, имеет еще одно измерение, политическое. Всех граждан некоей страны можно разделить на три группы – дети, взрослые, старики. Первая и третья группы находятся на иждивении второй. Но третья отличается от первой тем, что социально активна и, в странах, где есть хоть какая демократия, имеет право голоса. Т.е. пенсионер является избирателем, и политики, если они не дураки, должны учитывать их мнение. При этом пенсионеры крови властям могут попортить предостаточно, примером чему могут служить российские народные выступления в 2005 году, вызванные недовольством от монетизации льгот.

Соответственно, ничто не мешает развитию такой модельной ситуации: политик N обещает пенсионерам увеличение пенсии до небес, пенсионеры его избирают во власть, N реализует предвыборные обещания, повышается «пенсионный налог», имеющиеся семьи не рожают столько детей, сколько хотелось бы, и через 25 лет, с очередным циклом, ситуация ухудшается еще и еще. Что получается – некое действие происходит сейчас, но аукается через поколение, когда те пенсионеры (а, возможно, и политик N) уже переместились в мир иной. Такая вот недальновидность и безответственность, и ни с кого уже не спросишь!

Уинстон Черчилль — премьер-министр Великобритании, однажды заявил, что «Отличие государственного деятеля от политика в том, что политик ориентируется на следующие выборы, а государственный деятель — на следующее поколение«. Комментарии излишни.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

Понятно, что все нынешние заклинания вокруг ситуации с Пенсионным фондом РФ ничего не дадут. Налог такой, налог сякой, распределение этакое, софинансирование пенсии, частные пенсионные фонды, да или нет (эти, кстати, вполне закономерно выступают против отказа от накопительной системы – они живут с этих денег), 6% или 2% — это все бантики. Деньги на пенсии идут от ныне работающих – этот фундаментальный факт перекрывает все измышления на тему.

Кстати говоря, раз уж речь зашла о частных пенсионных фондах, можно про них сказать еще несколько слов. Эти структуры могут существовать лишь в стабильных условиях, при долговременном росте экономики. В США, например, они зарегулированы – имеют право вкладывать средства лишь в бумаги высших категорий надежности. Но какая может быть категория надежности в кризисные времена? Так, на этом в 2008 году сильно погорели норвежцы, вкладывавшиеся в субстандартную ипотеку; недавно о потерях отрапортовали голландцы, решившие вложить средства в Facebook. Кроме того, автору сейчас несколько за 30, и весь его сознательный возраст прошел в период потрясений в стране, начиная с перестройки. При таком жизненном опыте верить в стабильность можно только в такую, которую построил лично сам.

По большому счету, власти следует, вместо хронического затыкания дыр, принять принципиальные, на десятилетия решения: нужны ли вообще пенсии? Какие они нужны, если нужны? За чей счет это будет финансироваться? Как избежать ухудшения демографии? Эти вопросы надо задавать, и их надо обсуждать. Это наше будущее, и нельзя его игнорировать. Вариант, который напрашивается сам – это поражение в правах пенсионеров, лишение их права голоса. Заявил, что хочешь пенсию – отлично, участвовать в выборах не можешь, ты такой же иждивенец, как ребенок. Другой вариант – установка суммы пенсии в прямой зависимости от количества детей, т.е. больше произвел их на свет и вырастил – имеешь большее право на общественный пирог. Но это только два подхода; здесь надо думать и разбираться капитально. Но надежды на власть тут мало.

Справедливости ради следует заметить, что в тех случаях, когда работнику бесспорно становится известно о том, что налоги с его заработной платы работодателем не были уплачены (например, в ситуациях, когда работник в письменной форме подтверждает получение справки 2-НДФЛ, либо предоставляет эту справку в другие организации), у него действительно возникает обязанность уплатить с полученных сумм налог на доходы физических лиц самостоятельно. Однако если это будет работником сделано, он не может быть привлечен к ответственности, поскольку только с момента, когда работнику стало известно о неуплате налога работодателем, можно говорить о вине работника в форме умысла или неосторожности.

Что же касается публикаций, обильно появляющихся в средствах массовой информации в последнее время, авторы которых угрожают работникам ответственностью за получение «черной» заработной платы, то явно преувеличенный масштаб угрозы в отношении работников, очевидно не соответствующий законодательству, наводит на мысль о том, что единственной целью авторов этих материалов является запугивание работников, которые последнее время научились использовать факт неуплаты налогов работодателем в своих целях, как рычаг давления для защиты собственных интересов.

Мы же желаем таким работникам дальнейших успехов в отстаивании своих прав!

 

Зарплата в конвертах — вчерашний день российского бизнеса

Автор статьи

Романов Д. И.

Юрист ООО «Резилюкс Дистрибьюшн»

В последнее время представители налоговой службы применяют серьезные меры воздействия к тем, кто выдает работникам «черную» зарплату. Статья расскажет о том, как государство устанавливает новую традицию — платить зарплату «по-белому», и о способах убеждения налогоплательщиков присоединиться к ней.

С заработной платы работников организации и предприниматели  обязаны уплачивать ЕСН и взносы на обязательное пенсионное  страхование, а также перечислять за них НДФЛ. Это финансовое бремя для любого плательщика таких налогов и страховых взносов. По возможности организации и предприниматели занижают налоговую базу. Официально работник получает минимально допустимую заработную плату, а большая часть выплачивается согласно устной договоренности. Это и есть пресловутая «черная», «серая» зарплата, зарплата в конвертах.

«Зарплатные» схемы

Существует несколько «зарплатных» схем. Наиболее распространенная — зарплата в конвертах. Работникам выдается заработная плата, которая не проходит по ведомости, либо отражается только минимально возможная ее часть. Экономия очевидна: ЕСН и страховые отчисления платить не нужно или их размер мизерный.

Есть, например, схема, при которой работодатель большую часть зарплаты выдает под видом представительских и иных расходов. На некоторых предприятиях деньги выдают как бы под отчет,  к которому впоследствии прилагают фиктивные оправдательные документы.

В данном случае такие затраты на оплату труда специалиста не являются выплатой в пользу работника организации. ЕСН и пенсионные взносы платить не нужно. А при этом еще можно уменьшить облагаемую базу по налогу на прибыль, принять к вычету НДС. Получается  двойная экономия на налогах. Однако в последнее время все труднее использовать такие грубые схемы.

Продвинутые налогоплательщики применяют более мягкие схемы.  Например, заключают с работниками не трудовые, а гражданско-правовые договоры (например, договор об оказании услуг). В такой ситуации организация освобождается от уплаты страхового взноса в ФСС России (п. 3 ст. 238 НК РФ).

Существует схема выплаты зарплаты в качестве страховой премии. В данном случае организация освобождается от уплаты ЕСН и страховых взносов в ПФР. И это далеко не полный перечень «зарплатных» схем.

Как ущемляют права работника

У работника отсутствуют рычаги воздействия на работодателя в случае его незаконных действий. А у работодателя, кроме экономии на налогах, появляется много способов ущемления прав работника. Например, увеличивать продолжительность рабочего дня без соответствующих доплат, оплачивать отпуска и выплачивать компенсации исходя из «белой» зарплаты.

В случае конфликта с работодателем при увольнении работник рискует получить только «белую» зарплату, указанную в трудовом договоре, штатном расписании. В ходе судебного разбирательства доказать незаконность действий работодателя будет очень сложно. Например, при обращении в банк с целью получения кредита, как правило, заемщику необходимо представить справку об уровне дохода. Работодатель выдаст сотруднику справку об официальной, а не о реальной зарплате, что может оказать негативное воздействие на решение банка.

Не следует забывать, что при переходе на накопительную систему пенсионного страхования пенсионное обеспечение напрямую зависит от объема произведенных взносов в ПФР. А если зарплаты мизерные, то и отчисления в ПФР соответствующие. Финансовые средства теряют фонды медицинского и социального страхования и государственный бюджет.

История о том, как выводили из тени «черную» зарплату

До определенного времени потери бюджета от «экономии» на «зарплатных» налогах не привлекали особого внимания. На этапе становления рыночных отношений в России платить налоги с зарплаты было весьма обременительно  и уровень зарплаты был довольно низкий.

Но эти времена прошли, политика государства изменилась. С 2005 года процентная ставка ЕСН была снижена почти на 10% — с 35,6 до 26%. Заработная плата перестала быть самым популярным объектом налогообложения. Но опыт снижения ЕСН показал, что существенное облегчение для налогоплательщика не привело к массовому «обелению» зарплаты.

Суд на страже интересов бизнеса

Первые судебные дела по вопросам легализации заработной платы были рассмотрены в 2004—2005 годах. Этому процессу способствовала  активность работников, которые начали обращаться в налоговые органы с жалобами на работодателей, которые выплачивают зарплату в конвертах. В свою очередь за неуплату ЕСН налоговики стали привлекать организации к ответственности.

Однако первый опыт государства с применением судебных инстанций не был успешным (постановления ФАС Уральского округа от 20.02.2004 по делу № Ф09-235/04-АК, от 19.05.2005 по делу № Ф09-2096/05-С7). В указанных постановлениях решения налоговиков о привлечении плательщиков к ответственности отменены по формальным причинам, а также в связи с тем, что не был доказан факт ведения двух ведомостей, по одной из которых выдавалась официальная зарплата, а по второй — реальная.

Отсутствие опыта налоговых инспекторов сыграло роль и при проведении проверки ООО «Сибполимер» (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 22.09.2005 по делу № Ф04-6144/2005 (14995-А46-27)). Налоговый орган не сумел доказать факт ведения обществом ведомости на магнитном носителе.

Сотрудники налоговой инспекции могут допускать и более серьезные нарушения. Так, в постановлении ФАС Северо-Западного округа от 06.09.2005 по делу № А05-1645/05-31 суд указал, что в качестве доказательств неуплаты налога сотрудники налоговой инспекции использовали документы, полученные за рамками налоговой проверки.

В основном причиной выездных проверок являются показания бывших работников предприятий. Но свидетельских показаний бывает не достаточно для доказательства неуплаты налогов предприятием. Как указали арбитры в постановлении ФАС Уральского округа от 18.09.2006 по делу № Ф09-8225/06-С2, налоговая инспекция не представила  бухгалтерских документов, подтверждающих факт неофициальной выплаты зарплаты и ее учета.

Суд на стороне налоговой инспекции

Позитивная для налоговых инспекторов практика обобщена в письме  ФНС России от 28.07.2006 № ВЕ-6-04/742@. В нем опубликованы и направлены нижестоящим налоговым органам решения судов, выступивших на стороне налоговых органов. Например, дело, возбужденное по иску ООО «Редуктор-Энерго» к налоговой инспекции, о признании ее решения незаконным (постановление ФАС Уральского округа от 22.09.2005 № Ф09-4201/05-С2). Возможно, суд проявил симпатию к налоговым органам. Положительное решение было необходимо для реализации программы по выведению заработных плат из тени. Это дело объединило опыт предыдущих судебных разбирательств. В приведенных выше примерах налоговикам для доказательств выплаты работникам неофициальной заработной платы не хватало тех или иных сведений. В данном деле информация была максимально полной, она включала:

  • показания работников организации;
  • данные органов статистики за период, в котором организация выплачивала работникам зарплаты;
  • данные Государственного центра занятости населения и ПФР;
  • факт несоответствия сумм заработной платы работников одной специальности и разряда, а также неестественная разница в окладах;
  • факт несоответствия размеров зарплаты персонала компании на предшествующем и новом месте работы;
  • объявления о вакансиях, в которых была указана заработная плата, больше официальной;
  • сведения о реальных зарплатах, ранее хранившиеся в компьютере, обнаруженном в офисе организации;
  • данные о движении средств по банковским счетам.

Эти сведения и послужили основанием для вынесения судом решения в пользу налоговиков.

Интересно, что в качестве одного из доказательств выплаты «черной» зарплаты арбитры приняли данные органов статистики, согласно которым средняя заработная плата по соответствующей отрасли оказалась в несколько раз больше, чем в ООО «Редуктор-Энерго». Этот знаковый факт указывает, в каком направлении будут работать налоговые органы, чтобы добиться легализации заработной платы.

Налоговики убедительно просят повысить зарплату

Не только применение методов налогового контроля, но и убеждение помогают сотрудникам налоговых органов оказывать влияние на руководителей компаний.

С начала 2006 года в налоговых органах всех регионов России созданы комиссии по легализации теневой заработной платы. Аналогичные комиссии с участием налоговиков работают также при администрациях городов, районов, муниципальных образований. На заседания приглашаются налогоплательщики, которые платят заработную плату ниже прожиточного минимума, установленного в регионе.

В ходе работы комиссий налоговые органы проводят анализ финансово-хозяйственной деятельности налогоплательщиков, поскольку низкая заработная плата может являться как объективным результатом хозяйственной деятельности, так и свидетельствовать об использовании различных «серых» схем.

Опыт столичного УФНС по выведению из тени «серой» зарплаты

Показательным является опыт УФНС России по г. Москве, по приказу которого разработан и утвержден Регламент по реализации мер, направленных на легализацию теневой заработной платы. При управлении  создана и действует на постоянной основе специальная комиссия по рассмотрению вопросов полноты уплаты организациями налогов и взносов с сумм оплаты труда. При каждой московской инспекции действует рабочая группа этой комиссии. В работе комиссии и рабочих групп принимают участие представители Правительства Москвы, правоохранительных органов, государственных социальных внебюджетных фондов — ПФР, ФСС России и Московского городского фонда обязательного медицинского страхования. Заседания комиссии и рабочих групп проводятся не реже двух раз в месяц.

Комиссии заслушивают налогоплательщиков, выплачивающих заработную плату ниже прожиточного минимума, установленного в регионе.  Организации, попавшие в «черный список», вызывают на комиссию, выслав им письма. Как правило, в них указывают среднюю официальную заработную плату работников (на текущий момент) по виду деятельности вызываемого налогоплательщика и средний уровень зарплаты сотрудников организации по данным отчетности. Письмо содержит убедительные рекомендации повысить заработную плату до среднего уровня. Руководителю организации предлагают назвать причины выплаты низкой зарплаты.

Результатом таких мероприятий наряду с выездными и камеральными проверками организаций и предпринимателей стало повышение работодателями Московского региона зарплат  сотрудникам до уровня прожиточного минимума, который составляет 4815 руб. (постановление Правительства Москвы от 28.02.2006 № 135-ПП).

Большинство фирм предпочитают не вступать в спор с инспекцией. Многие из них после вызова на комиссию самостоятельно повысили уровень оплаты труда работников.

Достижения налоговиков

Из доклада УФНС России по г. Москве, обнародованного в декабре 2006 года, следует, что за период действия комиссий и  рабочих групп проведено 1926 заседаний, на которых заслушано 41 424 организации. В итоге более 80% предпринимателей представили документы, подтверждающие увеличение заработной платы.

Комиссии справились со своей задачей и смогли убедить 40 000 московских предпринимателей поднять сотрудникам зарплату, что привело к росту поступления «зарплатных» налогов в Москве на 517,5 млн. руб. Это значит, что официальная заработная плата сотрудников этих организаций выросла на 1990,3 млн. руб.

Аналогичная ситуация наблюдается и в других регионах России. По данным ФНС, опубликованным в письме от 04.07.2006 № ГВ-6-05/ 674@, за пять месяцев 2006 года на комиссиях присутствовало 25 425 налогоплательщиков. Это 4,67% от общего числа налогоплательщиков, выплачивающих зарплату ниже прожиточного минимума, из которых 18 347 налогоплательщиков выполнили требования налоговиков.

В течение десяти месяцев 2006 года, по данным сайта ФНС России, на заседаниях комиссий по легализации теневой заработной платы заслушано более 500 000 налогоплательщиков. Повысили заработную плату до прожиточного минимума и выше 334 000 налогоплательщиков, или 67% от общего числа заслушанных налогоплательщиков.  Если по состоянию на 1 октября 2006 года в целом по Российской Федерации прекратили выплату заработной платы ниже прожиточного минимума около половины налогоплательщиков (46,5% от сформированного на начало текущего года списка), то к 1 ноября 2006 года количество таких налогоплательщиков составило уже 62%.

Перспективы борьбы с «зарплатными» схемами

Останавливаться на достигнутом налоговики не собираются. Например, в письме УФНС России по г. Москве от 17.05.2006 № 15-11/290 отмечается, что организации с уровнем заработной платы от 1100 до 4815 руб. попадают под пристальное внимание налоговой инспекции. К компаниям, не обеспечившим в ближайшее время положительной динамики по заработной плате, налоговыми органами будут применяться все меры воздействия, предусмотренные Налоговым кодексом.

На заметку

Налоговики взяли на вооружение цифру 4815 руб. (письмо УФНС России по г. Москве от 17.05.2006 № 15-11/290). Такой прожиточный минимум был в IV квартале 2005 года. Однако он неуклонно растет. Например, за IV квартал 2006 года прожиточный минимум по г. Москве для трудоспособного населения составил 5789 руб. (постановление Правительства Москвы от 06.03.2007 № 143-ПП). Видимо, в будущем уровень минимальной зарплаты, контролируемый налоговиками, будет повышаться.

Что планируют налоговики? Разработан комплекс мер по выводу зарплат из тени. Налоговики планируют:

  • проводить проверки совместно с органами внутренних дел;
  • расширить контрольные функции государственных внебюджетных фондов (ФСС, ПФР, ФОМС);
  • активизировать деятельность Межведомственной комиссии по контролю за деятельностью предприятий и организаций, касающейся оплаты труда и полноты уплаты налогов, созданной при Правительстве Москвы.

В состав Межведомственной комиссии вошли руководители ведущих комплексов социальной и экономической сферы Правительства Москвы, Комитета города по делам о несостоятельности (банкротстве), ГУВД г. Москвы, Государственной инспекции труда г. Москвы, УФНС России по г. Москве, государственных социальных внебюджетных фондов.

Задачами Межведомственной комиссии являются обеспечение и координация деятельности федеральных органов власти, органов государственной власти г. Москвы, предприятий и организаций для решения   вопросов:

  • легализации доходов физических лиц;
  • увеличения налогооблагаемой базы;
  • создания благоприятных условий труда;
  • контроля за соблюдением законодательства об оплате труда.

Уже сейчас в налоговых инспекциях по всей России работают телефоны доверия. Фиксируются жалобы граждан по факту выплаты «серой» заработной платы. Наибольшее количество таких жалоб поступает от работников, которым было отказано в выдаче кредита, а также от тех, кто стремится получить налоговые вычеты при покупке жилья. Налоговые органы используют сведения, полученные по телефонам доверия и в ходе камеральных и выездных проверок.

Уровень заработной платы должен быть не ниже среднестатистического по соответствующей отрасли. В ближайшей перспективе налоговые органы планируют перейти к доведению уровня заработных плат до среднестатистического по соответствующей отрасли. Официальная зарплата ниже такого уровня может привлечь внимание налоговиков и послужить причиной тщательной проверки такой организации. По статистике в Москве средняя зарплата сотрудников  строительных компаний составляет 17 000 руб., а торговых организаций — 15 000 руб. Стандарты предусмотрены и для ряда других областей деятельности.

 

Лучший способ добиться белой зарплаты

 

Лучший способ добиться белой зарплаты — нажаловаться на работодателя властям. В каждом регионе страны образовались комиссии по легализации зарплат, стращающие предпринимателей налоговыми проверками, отключениями света или лишением права аренды. Запугивание удается чиновникам хорошо: 95% бизнесменов официальные зарплаты повышают. Но не полностью и иногда за счет самих же работников.

Руководители 822 предприятий Санкт-Петербурга увеличили зарплаты сотрудников в среднем на 2520 руб. после разбирательства на межведомственной комиссии по борьбе с серыми и конвертными зарплатами при правительстве Петербурга, рассказала руководитель управления Федеральной налоговой службы (ФНС) по Санкт-Петербургу Людмила Воробьева. Вместе с зарплатами выросли и поступления в казну — дополнительные 84 млн руб. собраны в виде налогов (подоходный, социальный, платежи в пенсионный и медицинские фонды, соцстрах). “Кому охота лишний раз связываться с налоговой проверкой”, — объясняет причины успеха чиновников питерский предприниматель, побывавший на ковре в Смольном и с мая повысивший белую зарплату до 12 000 руб. Правда, это действует не на всех: с 1 февраля комиссия обсудила работу 1109 предприятий (численность персонала — 93 556 человек), где средняя официальная зарплата была меньше прожиточного минимума в Петербурге (3849 руб.), а среагировали только 822. Остальные “нарушители” взяты под жесткий контроль, отметила Воробьева.

Аналогичные проверки идут во всех регионах страны, рассказал представитель Федеральной налоговой службы, комиссии создаются на разных уровнях, вплоть до муниципалитетов. Выяснить организатора этой всероссийской кампании “Ведомостям” не удалось: все опрошенные чиновники говорили про спонтанную “инициативу на местах”. Однако эти зарплатные комиссии очень похожи: обычно туда входят сотрудники ФНС, Пенсионного фонда, МВД и прокуратуры. Чиновники составляют список компаний-нарушителей, их руководителей по очереди вызывают на ковер, где объясняют последствия дальнейшей экономии на зарплате. “После этого разговора большинство руководителей следуют нашим рекомендациям”, — говорит представитель ФНС. В Орловской области с января по апрель повысили зарплату уже 388 работодателей, а ежемесячные поступления соцналога удвоились, радуется замначальника отдела работы с налогоплательщиками областного управления ФНС Ирина Сапронова.

В Ленинградской области со сторонниками выплат в конвертах обходятся жестко. Если компания не повышает официальные зарплаты до прожиточного минимума (3200 руб.), она будет лишена налоговых льгот и бюджетных кредитов, не сможет быть поставщиком в рамках госзаказа, говорится в постановлении облправительства. Это не все — власти обещают не продлевать действие арендного договора с теневиком и максимально повысить ему текущую арендную плату за землю и помещения.

Максимальными для неплательщиков будут тарифы на электроэнергию и жилищно-коммунальные услуги. Еще их занесут в черный список и будут всячески позорить в СМИ, а в довершение их ждет углубленная налоговая проверка. В Ленинградской области за год черный список удалось сократить с 500 до 187 предприятий, говорит пресс-секретарь комитета экономического развития Ленинградской области Александр Бутенин. Губернатор Ленобласти Валерий Сердюков на заседании правительства грозился и вовсе закрывать предприятия, которые платят официальные зарплаты ниже прожиточного минимума, сообщало агентство Regnum. Законных способов множество, прямо указал губернатор: можно отобрать лицензии на торговлю алкоголем, натравить на предприятие санэпидслужбу или прокуратуру. Гендиректор компании “Химпром” из Ленобласти Евгений Суменков недавно поднял зарплаты, опасаясь репрессий чиновников. В Москве же комиссия прямо требует от вызванных на ковер работодателей “иметь при себе штатное расписание на текущий год и приказ о повышении зарплаты не ниже прожиточного минимума (4815 руб.)”, рассказал “Ведомостям” бизнесмен, ставший объектом такого разбирательства. А власти Татарстана уже инициировали против руководителей, плативших работникам меньше регионального прожиточного минимума (2500 руб.), 24 уголовных дела.

Часто на своих работодателей жалуются сами сотрудники. “Звонят родители работников, переживают: как же так, у меня сын работает за копейки, остальное в конверте, а на пенсию пойдет — за счет чего будет жить? — рассказывает замначальника отдела УФНС Владимир Федулов. — С апреля к нам в управление позвонило уже более 20 человек, мы оформили их жалобы служебной запиской и отправили в межрайонную инспекцию для проведения контрольных мероприятий”. Из-за черной половины зарплаты переживает и сотрудница крупного московского издательского дома. “Я бы хотела, чтобы вся она была белой, боюсь, что налоговая начнет отслеживать мои траты и задавать вопросы, — объясняет женщина. — Кроме того, при выезде за границу часто требуется информация о доходах, а при моих официальных никуда не пускают”.

А вот работники небольшой мебельной компании, поднявшей официальную зарплату по требованию властей до 3000 руб., в итоге остались недовольны — ведь часть этой суммы пошла на уплату налогов и на руки они стали получать меньше, рассказал “Ведомостям” директор фирмы. После “разъяснительной беседы” с чиновниками руководство бурятской пивоваренной компании увеличило среднюю зарплату с 1500 руб. до 3500 руб., рассказала “Ведомостям” главный бухгалтер, “правда, из-за этого пришлось уволить трех сотрудников”.

Активность чиновников легко объяснима, говорит старший консультант Центра фискальной политики Владимир Редькин. Из-за теневых зарплат бюджет несет двойную нагрузку: он недополучает налоги и одновременно должен субсидировать псевдобедных получателей черных зарплат, обращающихся за пособиями. Но Кодекс об административных правонарушениях позволяет привлечь руководителя к административной ответственности, только если он платит зарплату ниже МРОТ (1100 руб.), отмечает исполнительный директор “МЦФЭР-консалтинга” Станислав Джаарбеков. Иных способов добиться повышения зарплат кроме административного и психологического давления у чиновников нет, признает он.

А легализовать зарплаты по доброй воле предприниматели отказываются из-за высокого единого социального налога. Рассчитывая на вывод доходов из тени, правительство с 2005 г. снизило ЕСН: его базовая ставка уменьшилась сразу с 35,6% до 26%, а регрессивная шкала позволяет уменьшать налоговые выплаты по мере роста заработка (годовая зарплата в 280 000 руб. дает право платить ЕСН по ставке 10%, а доходы свыше 600 000 руб. в год открывают доступ к пониженной 2%-ной ставке). Предполагалось, что нововведение в первую очередь понравится компаниям с самым низким уровнем оплаты труда. А поскольку таких большинство, легализация зарплат станет массовой, рассуждали чиновники. Расчет не оправдался. Средние зарплаты в 2005 г., по данным Росстата (с учетом теневой составляющей), выросли на 23%, а соцналог и взносы во внебюджетные фонды упали на 1,1%. По оценке Минфина, в тени до сих пор остается около трети доходов россиян. Налог ощутимо уменьшился лишь для компаний с самыми низкими зарплатами (меньше $300 в месяц), а те, где работники получают порядка $800 в месяц и выше, никакого облегчения не почувствовали. Легализации не вышло, поскольку эффективная ставка налога снизилась всего на 3,5%, объясняет гендиректор Координационного совета объединений работодателей Олег Еремеев.

Схемы организации черных зарплат обходятся гораздо дешевле. Обналичить средства сейчас можно за 5-7%, а перевести сотрудников на аутсорсинг, чтобы они числились в фирме, работающей по упрощенной системе налогообложения (без ЕСН), стоит 6%, говорит руководитель налогового комитета “ОПОРы” Александр Паперно. Официально платить полную зарплату опрошенные “Деловой Россией” московские бизнесмены согласны только при снижении базовой ставки ЕСН с 26% до 15%, а региональные предприниматели — до 10%. Но дальше снижать соцналог чиновники боятся. “Увеличится дефицит Пенсионного фонда, уменьшится будущая пенсия работника”, — объясняет замдиректора налогового департамента Минфина Александр Иванеев.

Высокая ставка налога — не единственная причина уклонения, уверен научный руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич. “Пока налогоплательщик не будет убежден, что его деньги эффективно расходуются, зарплаты не станут белыми”, — говорит он. Гендиректор нижегородского завода “Русполимет” Александр Конюхов согласен: “Налоговая культура — это процесс эволюционный, одним понижением ЕСН ее не исправишь, нужно воспитывать в людях налоговую сознательность — например, с помощью социальной телерекламы”.

Провал реформы соцналога “был очевиден с самого начала”, поскольку ставка была снижена недостаточно, признает сотрудник администрации президента. Он полагает, что ЕСН вообще надо ликвидировать, разбив его на отдельные платежи в соцстрах, пенсионный фонд и медстрах, отменив регрессивную шкалу. Финансирование базовой части пенсии должен взять на себя федеральный бюджет и ставку можно снизить до 15%, рассуждает он. Это как раз то, о чем предприниматели просили “Деловую Россию”.